Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Мои статьи

Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования

Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования: обзор судебной практики

 

Егорова Н.А.

 

    1. Статья 294 - одна из сравнительно редко применяемых статей главы 31 Уголовного кодекса Российской Федерации[1]. Это обусловлено не только латентностью запрещенных ею посягательств на интересы правосудия[2], сложностями отграничения преступных форм вмешательства в деятельность суда и органов предварительного расследования от малозначительных деяний, но и ограниченностью сферы применения ст. 294 УК ситуациями, когда содеянное невозможно квалифицировать по статьям о конкретных (порой более опасных) видах воспрепятствования осуществлению правосудия (см., напр., ст. 295, 296, 298.1, 303, 315 УК).

    Тем не менее, судебная практика по ст. 294 УК (хотя и не очень обширная) существует. Ее изучение и обобщение, в сочетании с научными результатами, полученными другими авторами, позволяет сделать некоторые выводы[3], которые могут способствовать разработке мер по совершенствованию уголовного законодательства и предупреждению данных преступлений.

    В феврале-марте 2016 г. нами проведено сплошное изучение объективно доступных 17 итоговых судебных решений (16 приговоров и 1 апелляционного постановления) по делам о воспрепятствовании осуществлению правосудия (ч. 1 и ч. 3 ст. 294 УК), и 6 приговоров по делам о воспрепятствовании производству предварительного расследования (ч. 2 и ч. 3 ст. 294 УК), вынесенных судами России в 2010-2015 гг. Из указанного количества судебных актов три приговора оправдательные (два из них вынесены судом с участием присяжных заседателей), по одному подсудимый, признанный виновным в совершении других преступлений, оправдан по ч. 1 ст. 294 УК[4]. Судебные решения по уголовным делам о воспрепятствовании производству предварительного расследования также принимались во внимание, поскольку досудебная и судебная стадии уголовного судопроизводства тесно связаны, и вмешательство в деятельность должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование, способно повлиять на судебную перспективу дела.

    2. Анализ судебной практики показал, что самым распространенным способом вмешательства как в деятельность суда, так и в деятельность лиц, указанных в ч. 2 ст. 294 УК, является изъятие из материалов дел письменных доказательств и иных документов с их последующим сокрытием или уничтожением либо изменением их содержания (данный способ установлен в 16 из 19 обвинительных приговоров). Иногда уничтожались целые тома уголовных дел[5].

    Типичность данной формы воспрепятствования отмечалась в литературе и послужила одной из причин предложения о введении в уголовный закон самостоятельной статьи[6]; другой причиной стал довольно спорный вывод об отсутствии в таких случаях вмешательства в деятельность указанных в ст. 294 УК органов и должностных лиц[7].

    Во время судебного разбирательства К-на, являясь ответчиком по гражданскому делу, не желая расторжения брака с истцом, с целью воспрепятствования осуществлению правосудия подошла к столу мирового судьи, вырвала гражданское дело из ее рук, начала рвать документы дела на части, разрывать листы на мелкие фрагменты, сказав мировому судье С., что все равно не даст суду их развести. Вбежавший в зал судебного заседания судебный пристав П. попросил К-ну прекратить действия, нарушающие порядок в суде, и вернуть гражданское дело. Однако К-на, не реагируя на просьбу, продолжила свои действия. Она стала рвать документы дела на еще более мелкие фрагменты, класть их себе в рот, жевать и проглатывать, с силой комкать другие листы гражданского дела, кричать, что не даст суду расторгнуть брак между ней и К. Действия К-ной были пресечены судебным приставом, который, применив в отношении нее физическую силу, вырвал из ее рук остатки разорванного гражданского дела[8].

    Вряд ли вызовет сомнения то, что в приведенном примере К-на не только совершила противоправные действия с материалами гражданского дела, но и вмешалась в деятельность судьи. Но что принципиально меняется, когда подобные действия совершаются тайно и не во время судебного заседания?

    По нашему мнению, для предупреждения таких преступлений необходимы не столько уголовно-правовые, сколько организационно-технические меры – в первую очередь, изменение способа ознакомления участников процесса с материалами дел (предоставление для ознакомления бумажных или электронных копий), усиление мер контроля за поведением граждан, находящихся в зданиях и помещениях судов и правоохранительных органов. Такие меры не противоречат ч. 2 ст. 24 Конституции РФ («Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом»).

    Иные способы совершения рассматриваемых преступлений (угрозы судье; требования и просьбы в адрес присяжных заседателей; использование авторитета должности и процессуальных полномочий в отношении лиц, производящих дознание) установлены всего в 4 приговорах.

    3. Субъектами преступлений, предусмотренных ст. 294 УК, в большинстве случаев выступали лица, обладающие определенным процессуальным статусом в рамках производства по соответствующим уголовным, административным, гражданским делам (обвиняемые, лица, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, защитники, ответчики).

    Реже (только в трех случаях) субъектами рассматриваемых преступлений были иные лица (знакомые или родственники подсудимых, сожительница лица, по факту совершения преступления которым проводилась процессуальная проверка).

    Факты вмешательства в деятельность суда, прокурора, следователя или лица, производящего дознание, лицами с использованием своего служебного положения, констатированы всего в двух приговорах (субъектами таких преступлений признаны заместитель начальника следственного отдела[9] и начальник почтамта[10]).

    4. Суды, рассматривая уголовные дела по ст. 294 УК, придерживаются позиции об умышленном характере предусмотренных ею преступлений и необходимости наличия у обвиняемых цели воспрепятствования установлению истины по делу или решению иных задач правосудия или предварительного расследования[11]. При отсутствии указанных целей делается вывод об отсутствии состава преступления[12].

   5. Неоднозначно решается судами вопрос о квалификации деяний, предусмотренных ст. 294 УК, по совокупности преступлений.

    Как уже отмечалось, изъятие и сокрытие (повреждение, уничтожение) документов – часто встречающаяся разновидность воспрепятствования осуществлению правосудия и производству предварительного расследования. При этом в большинстве случаев правоприменители дополнительно не квалифицируют содеянное по ч. 1 ст. 325 УК. Нам удалось обнаружить всего один пример квалификации судом действий подсудимого по совокупности названных преступлений[13].

    В целом такая практика представляется верной, основанной на правиле квалификации при конкуренции части и целого. Если указанными способами лицо вмешивается в деятельность суда, то, поскольку санкция ч. 1 ст. 325 УК более мягкая, чем ч. 1 ст. 294 УК, квалификация по ч. 1 ст. 325 УК, по общему правилу, не требуется[14]. Она необходима лишь тогда, когда противоправные действия совершаются с официальными документами, еще не приобщенными к материалам дела. Только в таких ситуациях можно утверждать о посягательстве еще на один основной объект – порядок управления (гл. 32 УК). Незаконные действия с документами, являющимися частью уголовных, гражданских, административных дел, конечно, нарушают установленный порядок официального документооборота в сфере деятельности суда и органов предварительного расследования, но лишь постольку, поскольку посягают на интересы правосудия (гл. 31 УК). Квалификация вмешательства в деятельность лиц, указанных в ч. 2 ст. 294 УК, по совокупности ч. 2 ст. 294 и ч. 1 ст. 325 УК, требуется всегда, так как способ воспрепятствования законодатель признает самостоятельным преступлением, влекущим более строгое наказание (ср. санкции ч. 1 ст. 325 и ч. 2 ст. 294 УК). Упомянутое правило квалификации применимо и при воспрепятствовании, совершенном другими способами, образующими самостоятельные составы преступлений.

   6. Как видно из содержания изученных нами судебных актов, самым распространенным наказанием, назначаемым за преступления, предусмотренные ст. 294 УК, является штраф (указан в резолютивной части 13 из 19 обвинительных приговоров). Его размер варьировался от 5 тыс. до 150 тыс. рублей.

Значительно реже суды назначали обязательные работы (указаны всего в одном приговоре по ч. 2 ст. 294 УК) и лишение свободы (всего 5 случаев, в 2 из них – с применением ст. 73 УК). Лишение свободы без применения условного осуждения назначалось только ранее судимым лицам. Условно осужденные лица в указанных двух случаях признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 294 УК.

    Преступления, предусмотренные ч. 1 и ч. 2 ст. 294 УК, относятся к категории преступлений небольшой тяжести (причем в санкции ч. 2 ст. 294 УК лишение свободы вообще не предусмотрено). Действующая редакция ч. 1 ст. 56 УК препятствует назначению наказания в виде лишения свободы лицам, впервые совершившим деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 294 УК, при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств. Такие виды наказаний, предусмотренные в санкциях ч. 1 и ч. 2 ст. 294 УК, как принудительные работы и арест, по понятным причинам назначены быть не могут.

    7. Известные теоретические положения о дифференциации уголовной ответственности, логика уголовного процесса и практика применения ст. 294 УК свидетельствуют об отсутствии бесспорных оснований для конструирования в ч. 1 и ч. 2 ст. 294 УК разных санкций. Полагаем, что ответственность за преступления, предусмотренные ч. 1 и ч. 2 ст. 294 УК, следует предусмотреть в одной части данной статьи, дополнив диспозицию части первой и исключив часть вторую. Целесообразно ли при этом усиливать санкцию ч. 1 – вопрос, на который трудно дать однозначный ответ без системного и глубокого изучения пенализации преступлений против правосудия и криминологических исследований.

    Таким образом, на сегодняшний день мы не видим убедительных оснований для создания специальных уголовно-правовых запретов для каких-либо отдельных форм воспрепятствования осуществлению правосудия и производству предварительного расследования, ныне охватываемых ст. 294 УК. Оптимальным направлением совершенствования уголовного законодательства видится унификация ответственности за воспрепятствование осуществлению правосудия на досудебной и судебной стадиях. Для предупреждения самых распространенных форм воспрепятствования (изъятия, повреждения, уничтожения процессуальных и иных документов, искажения их содержания) необходимы организационно-технические меры.

 

 

[1] В дальнейшем – УК.

[2] О латентности рассматриваемых преступлений см., напр.: Мальцев В. Ответственность за воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования // Законность. 1997. № 12. С. 12; Скакун А.И. Уголовная ответственность за воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования : автореф. дис. … канд. юрид. наук. Омск, 2008 [Электрон. ресурс]. URL: http://sartraccc.ru/i.php?oper=read_file&filename=Disser/skakun.htm (07.03.2016).

[3] Мы исходим из того, что для мониторинга применения ст. 294 УК и выявления его эффективности наибольший интерес представляет именно судебная практика по ст. 294 УК. Во-первых, она показывает часть преступности, которая не только выявлена, но и признана судом (что соответствует ч. 1 ст. 49 Конституции РФ), т.е. действительную борьбу с данным сегментом преступности. Во-вторых, она демонстрирует некие стандарты назначения наказания за преступления, предусмотренные ст. 294 УК.

[4] Все судебные решения размещены в справочно-правовой системе «РосПравосудие».

[5] См., напр.: приговор Ишимбайского городского суда Республики Башкортостан от 21 ноября 2014 г. по делу № 1-194/2014 [Электрон. ресурс]. URL: https://rospravosudie.com/court-ishimbajskij-gorodskoj-sud-respublika-bashkortostan-s/act-455430449/ (06.03.2016)

[6] См., напр.: Намнясев В.В. Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования в российском уголовном праве : автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 1999 [Электрон. ресурс]. URL: http://law.edu.ru/book/book.asp?bookID=85780 (07.03.2016); Ким В.В. Уголовно-правовое обеспечение независимой и безопасной деятельности по отправлению правосудия : автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ставрополь, 2004 [Электрон. ресурс]. URL: http://law.edu.ru/script/cntSource.asp?cntID=100119392 (07.03.2016); Спектор Л.А. Судебная власть как объект уголовно-правовой охраны : автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2011. С. 19.

[7] См., напр.: Спектор Л.А., Вануркина А.А. Правовая защита от попыток вмешательства в правомерную деятельность судей // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2009. № 3. С. 184-185.

[8] Приговор Владимирского областного суда от 14 декабря 2011 г. по делу № 2-28/2011 [Электрон. ресурс]. URL: https://rospravosudie.com/court-vladimirskij-oblastnoj-sud-vladimirskaya-oblast-s/act-104208789/ (06.03.2016).

[9] Приговор (название суда, дата, номер дела обезличены) [Электрон. ресурс]. URL: https://rospravosudie.com/court-zabajkalskij-kraevoj-sud-zabajkalskij-kraj-s/act-100601540/ (06.03.2016).

[10] Приговор Увинского районного суда Удмуртской Республики от 23 октября 2015 г. по делу № 1–177/2015 [Электрон. ресурс]. URL: https://rospravosudie.com/court-uvinskij-rajonnyj-sud-udmurtskaya-respublika-s/act-499586099/ (06.03.2016).

[11] Об обязательном наличии цели воспрепятствования осуществлению правосудия или предварительного расследования см., напр.: Горелик А.С., Лобанова Л.В. Преступления против правосудия. СПб., 2005. С. 81, 83-84.

[12] См., напр.: приговор Астраханского областного суда от 8 октября 2010 г. (номер дела не указан) [Электрон. ресурс]. URL: https://rospravosudie.com/court-astraxanskij-oblastnoj-sud-astraxanskaya-oblast-s/act-103757639/ (06.03.2016).

[13] Приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 14 апреля 2010 г.(номер дела не указан) [Электрон. ресурс]. URL: https://rospravosudie.com/court-verxovnyj-sud-respubliki-bashkortostan-respublika-bashkortostan-s/act-100635107/ (29.02.2016).

[14] В науке высказана иная точка зрения по данному вопросу. См., напр.: Рожнов А.П. Актуальные вопросы применения статьи 294 УК РФ // Вестник Волгоградского гос. ун-та. Серия 5, Юриспруденция. 2012. № 2. С. 216.

 

    Опубликовано в издании: Мониторинг правоприменения уголовно-правовых средств, обеспечивающих охрану независимости и авторитета суда, а равно реализацию судебных актов : материалы круглого стола, Россия, г. Волгоград, 21 апр. 2016 г. / сост.: Л.В. Лобанова, Н.В. Висков, Л.Н. Ларионова; М-во юстиции РФ, Упр. М-ва юстиции РФ по Волгогр. обл., Федер. гос. авт. образоват. учреждение высш. образования «Волгогр. гос. ун-т». – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2016. С. 27-33.

Категория: Мои статьи | Добавил: Nataly@Egorova (04.05.2016) | Автор: Егорова Наталья Александровна
Просмотров: 1957 | Теги: ст. 294 УК РФ, преступления против правосудия
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]